Автор статьи — В. Маровский

(письмо оскорблённой девушки1)Маленькая газета, № 46, Петроград, от 17 февраля 1917 года)

В редакцию поступило письмо бедной труженицы, где она рассказывает о том, как она искала места и какие тернии встретила на этом пути своих поисков, на каких мерзких людей напала она.

Вот это письмо.

«Не так давно я пошла искать себе работу и пришла на обойную фабрику, помещающаяся на Васильевском острове по Большому проспекту в д. 80.

Подойдя к фабрике, я спросилась у сторожа: требуются ли на фабрику работницы? Сторож ответил мне, что сейчас нет самого хозяина и что приедет он около 12 часов.

Чтобы дождаться хозяина, мне надо было потерять два часа и, несмотря на это, я осталась ждать.

В это время ко мне подошёл какой-то человек и спросил меня, кого я дожидаюсь.

Я ответила, что жду хозяина фабрики.

— Для чего он вам?

— Хочу поступить.

— У нас не принимают работниц. Все места заняты, — ответил мне молодой человек и добавил.

— Могу вам дать адрес, где вы можете найти себе работу. Там всегда берут женщин.

Я обрадовалась и начала просить у доброго незнакомца адрес.

Он тут же написал мне на бумажке:

«Васильевский остров, угол 14-й линии и Иностранного переулка, дом № 3, завод Бенуа».

Я взяла адрес и обрадованная поспешила на завод.

Прихожу я во двор завода, вижу посреди двора стоят два мужчины. Очевидно, старший и младший дворники.

Я подошла к ним и спросила:

— Где помещается контора завода Бенуа?

Узнав цель моего прихода, один из этих людей, одетый в кожаный пиджак, крикнул:

— Эй, Петро, пойди-ка сюда!

На этот крик из коридора выбежал какой-то сытый молодец и, подбежав к нам, спросил в чем дело?

— Сведи-ка эту молодуху в контору – отдал приказание человек в кожаном пиджаке и при этом как-то лукаво подмигнул глазом.

Я не придала этому значение и доверчиво пошла за выбежавшим на крик молодцом.

Он повел меня по какому-то коридору, подвёл к двери, открыл её и сказал:

— Вот сюда иди!

Я увидела, что он привёл меня в дворницкую, почему и спросила:

— Что же мне тут делать? Ведь это дворницкая, а мне надо в контору.

— Не бойтесь, зайдите, обождите, контора ещё закрыта. Барин сюда сейчас зайдёт. Он всегда ко мне заходит. Я скажу ему, что вы моя родственница и он сразу возьмёт вас – начал уговаривать меня молодец.

Я снова поверила, вошла в дворницкую или сторожку, присела и стала ждать.

Дворники начали поминутно нырять в дворницкую и как-то подозрительно посматривать на меня и на молодца…

Потом они прекратили свои визиты…

Молодец всё ходил по сторожке и расспрашивал меня: есть ли у меня родные, где они живут и так далее.

Я ответила ему, что я девушка сирота. В Петрограде у меня нет никого, что очень нуждаюсь в работе.

— Я тебя обязательно выпрошу, не горюй! – похвастался молодец, а затем подошёл ко мне и стал хлопать меня по плечу.

Я посторонилась, встала с табуретки и попросила его не позволять ему лишнего.

В ответ на это молодец пошёл на откровенность и сделал мне гнусное предложение.

Я вспыхнула гневом и направилась к двери.

Негодяй удержал меня за плечи, потом схватил в охапку и потащил к кровати.

Я закричала не своим голосом и стала царапать ему руки.

Негодяй испугался и с проклятиями бросил меня на пол. Затем пнул ногой, открыл дверь и выбросил в коридор.

Я выбежала во двор и заплакала не своим голосом.

На мой плач никто не отозвался.

Вся дворовая свора куда-то попряталась.

Очевидно, все они были в сговоре с молодцом-негодяем, почему и разбежались.

Пишу об этом потому, дабы предупредить других подобных мне тружениц.

Очевидно, «ребята» дома № 3 действуют по «системе»…

Девушка Лиза Орлова

Это письмо бедной труженицы хочется закончить не столько проклятиями по адресу указанных негодяев, сколько обращением к администрации завода Бенуа и администрации дома № 3, чтобы они расследовали описанный факт и разбили тёплую компанию домовых негодяев.

   [ + ]

1. Маленькая газета, № 46, Петроград, от 17 февраля 1917 года