В начале июля, не помню какого числа, мы приехали на вокзал, чтобы с полуденным поездом доехать до Голутвина и лошадьми до Акатьева (12 верст). Поезд еще не пришел и мы некоторое время его ожидали. Но вот он подошел к платформе. Не успел он остановиться, как на него бросились пассажиры, чтобы первыми занять места. Какая-то барышня полезла в окно; ее втягивали внутрь вагона, а ноги ее беспомощно дрыгали в воздухе. Картина была уморительная. Мы, видя это, громко смеялись. Но тут настал наш черед лезть в вагон. С трудом протискивались мы во второклассный вагон №242, забрались в купе и уселись. Нас в купе было 11 человек. Папа, остававшийся в Москве, заглянул к нам в купе через окно и передал мне 3-х рублевый пакет с почтовыми открытками военно-политического содержания: на одних изображались солдаты, идущие в атаку, стреляющие из окопов и тому подобное. Одна открытка политического содержания изображала Родзянку, одна… членов Совета рабоче-солдатских депутатов на фоне красного знамени с революционным лозунгом.

1)«Временное правительство оказалось как нельзя более временным»: из воспоминаний В.М. Ушкова // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 44-45.

   [ + ]

1. «Временное правительство оказалось как нельзя более временным»: из воспоминаний В.М. Ушкова // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 44-45.