Одна группа солдат захватила несколько вагонов и потребовала от начальника станции отправки их поезда. Начальник отказался это сделать, ссылаясь на отсутствие свободного локомотива. Солдаты от первого прибывшего на станцию поезда отцепили локомотив и заставили начальника под дулом пистолета отправить их в путь. Если машинист, сообразуясь с железнодорожными сигналами, замедляя ход поезда, то солдаты свирепели, и заставляли ехать с прежней скоростью, минуя станции. Машинист, объявив, что нет горючего, остановил поезд. Солдаты бросились в ближайший лес и начали носить оттуда дрова, а машинист, улучив минуту, скрылся. Что делать?.. Среди солдат нашелся один, который работал кочегаром при локомобиле: такие же большие колеса, как у паровоза, такая же труба, и так же дым валит из неё. Все опять расселись по местам, а новый машинист, взобравшись на паровоз, начал пробовать там все рычаги. Наконец, паровоз, тяжело вздохнув, двинулся с места. Чем чаще паровоз вздыхал, тем поезд набирал большую скорость. Вот из тумана стал уже вырисовываться и Киев… Пора замедлять ход. Счастье, что путь все время свободен. Вот и промелькнула последняя станция около Киева — Пост Волынский; осталось семь верст, а поезд мчится на всех парах. Чем более новый машинист дергал за всякие ручки и рычаги, чтобы остановить поезд, тем скорее он мчался. Вот скоро и вокзал… Вдруг машинист видит перед собой какую-то стену и какие-то окна… Грохот… Паровоз с громом сокрушает эту стену, врывается в вокзальный ресторан и… проваливается в подвал… Вагоны громоздятся один на другой. Стоны, много убитых, но… приехали!

«Рухнал старый мир, а с ним и все устои нашей жизни…»: из воспоминаний анонимного автора // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 143-144.