«Я лично в роте приказал построиться на занятия, рота не построилась. В прежнее время за это было бы черт знает что, теперь же ничего».

«Мы арестовали своего корпусного командира и начальника дивизии и отправили в хороший дом в Петроград, а дом наверно вам известен — Петропавловская крепость».

«Мы сменили своего полковника дружинного и ротного 1-й роты, как неспособных начальников, и выбрали, какие к нам лучше относились, и на днях к нам пришли маршевые роты, и они несли с собой красный флаг и знамя свободы. Но нашему корпусному это не понравилось, и он велел его бросить, но они сказали ему, что за это знамя они проливали кровь и никогда с ним не расстанутся. Так он приказал их арестовать, но дело вышло наоборот: его самого арестовали и назначили сейчас же корпусное собрание, которое решило корпусного генерала Миллера сменить и отдать под суд, и его арестовали, отправили в Петроград, а также сменить постановили и командующего армией».

Из составленного Московской военной цензурой обзора фронтовых писем (пища, одежда, фураж) // Революционное движение в русской армии в 1917 г. (февраль-октябрь) М.: Наука, 1968. С. 91