3 марта 1917 года после почти 9-летнего пребывания в разных тюрьмах я вышел «на волю» в гор. Ярославле и через несколько дней приехал в Москву. Почти полная оторванность за долгие годы от партийной жизни и необходимость искать заработка заставили меня два месяца удерживаться от активного участия в партийной жизни.

[…]

Как «политический освобожденный» я заходил в помещение общества помощи каторжанам и ссыльным. Тюремные годы до известной степени связывали представителей различных социалистических течений в одно целое против тюремной администрации. Там образовался своего рода клуб, в котором постоянно толпилось много народу. Устраивались митинги. В атмосфере общего радостного нервного возбуждения по случаю освобождения из кутузок всякого рода — уже проскальзывали нотки противоречий, критики, чувствовались расхождения. Они все более и более определялись и укреплялись и было жаль, что те, кто когда-то боролся с самодержавием и пробыл долгие годы в каторге, тюрьме, ссылке, начинают расходиться в разные стороны, не понимают друг друга. Та спайка, которая в тюрьмах объединяет всех и с.-р. и с.-д. большевиков, и меньшевиков — начинала слабеть. И хотелось, чтобы также дружно все боролись за социализм, как боролись за лучший режим в тюрьмах. И жаль было расставаться с этой мечтой. А суровая действительность быстро выясняла полную невозможность её. Помню, я на одном большом собрании каторжан и ссыльных произнес горячую речь в том смысле, что теперь в деле развития революции социалисты всех оттенков должны забыть разногласия и единым фронтом наиболее энергично осуществлять наши идеалы. Моя речь вызвала несколько кислых замечаний «бабушки» Брешковской, указывавшей, что как раз большевики являются непримиримыми. Но у нас такого было общее настроение, что моя мысль вызвала общее сочувствие. И я даже при бурных аплодисментах расцеловался с нею и получил от нее ее портрет. Понемногу «политические» рассыпались, разъезжались по разным городам, втягивались в работу и «объединительное» настроение проходило. Его сменяла ожесточенная борьба партий, но долго еще оставались личные теплые отношения у тех, кто сидел долго вместе и выйдя на волю пошел по разным дорогам.

1)Полидоров С.И. Заметки о партийной работе в «окружке» в 1917 г. // От Февраля к Октябрю (в Москве). Вып. 1 : сборник статей, воспоминаний и документов. М.: Новая Москва, 1923. С. 244-245

Полидоров С.И. — советский партийный и государственный деятель, в 1919-1920 председатель Московского губисполкома.

   [ + ]

1. Полидоров С.И. Заметки о партийной работе в «окружке» в 1917 г. // От Февраля к Октябрю (в Москве). Вып. 1 : сборник статей, воспоминаний и документов. М.: Новая Москва, 1923. С. 244-245