«Мир – солдатам, хлеб – рабочим, землю – крестьянам», таковы три векселя, выданные массам организаторами черносотенного по существу и лишь снаружи густо подкрашенного красной краской октябрьского переворота.

Где обещанный мир, — об этом уже спрашивают и долго еще будут тщетно спрашивать несчастные обманутые люди, которые так боялись причинить какой-либо вред «братской» армии Вильгельма Гогенцоллерна, что предпочли лучше пролить русскую кровь в русской столице.

Будет ли обещанный хлеб, это уже знают «ходоки» голодающих местностей, отбирающие силой или подкупом хлебные запасы, предназанченные для городов и армии, это скоро узнают обреченные большевистским бунтом на неслыханные бедствия жители Петрограда и Москвы.

Получат ли крестьяне обещанную большевиками землю, — об этом красноречиво и внятно для всех говорит опубликованный ленинским «правительством» «декрет о земле».

Что большевистское движение насквозь проникнуто безграмотностью, невежеством, умственным бессилием, что в темноте и невежестве его корни и питательные источники, — это хорошо было известно и раньше.

И все же трудно было ожидать, чтобы даже из-под пера большевистских лидеров мог выйти столь нелепый и бессмысленный документ, как земельный «декрет» гг. Ульяновых, Бронштейнов и их приспешников.

1)Русские ведомости, № 249, 1917 г.

   [ + ]

1. Русские ведомости, № 249, 1917 г.