Первое заседание Временного Совета Российской республики в общем прошло гладко, но вместе с тем и достаточно бесцветно. Ни очередная речь А.Ф. Керенского, ни ответная речь избранного председателя совета Н.Д. Авксентьева не дают оснований судить о направлении, которое могут принять работы нового учреждения. Обе речи посвящены были оценке общего положения страны, обе речи подчеркивали необходимость возрождения боеспособности армии и борьбы с анархией, но ни та, ни другая речь не останавливалась более определенно на вопросе о путях, которыми можно возродить дух армии и подавить все растущую анархию. Поэтому положительную программу совместной работы правительства и Временного Совета Российской республики вскроют лишь последующие заседания совета. Пока же мы имеем лишь один достаточно яркий эпизод, которым ознаменовалась первое заседание Совета и который может иметь показательное значение для суждения о характере его будущих работ.

Таким эпизодом является выступление большевиков и их демонстративный уход из Совета, мотивированный небольшой, но крайне резкой речи Троцкого. В этой речи были все обычные большевистские атрибуты. Тут фигурировали и «явные и тайные корниловцы», играющие руководящую роль, и буржуазные классы, поставившие себе целью «сорвать Учредительное Собрание», и «цензовые классы», провоцирующие крестьянское восстание, и «союзные империалисты», по указаниям которых продолжается война, и подготовка сдачи Петрограда временным правительством, которому придается эпитет «правительства народной измены», и т.д., и т.д. Тут был, одним словом, подобран букет кричащих обвинений, наиболее слабого из которых было бы достаточно для низвержения временного правительства, если бы хоть одно из них было сколько-нибудь обосновано. Но о подобном обосновании лидер большевиков не заботился, и злостные клеветнические выпады против временного правительства были ему нужны лишь для того, чтобы заявить, что большевики не хотят иметь ничего общего с Советом.

<…>

Разрыв с большевизмом и энергичная борьба с ним представляют главнейшую из очередных задач нашей внутренней жизни, и Временному Совету будет трудно избежать ее даже в том случае, если бы он хотел уклониться от ее резрешения. Как в самом деле бороться с анархией, не порывая с большевиками самым решительным образом? Как восстанавливать боевой дух армии, не выступая столь же решительным образом против безответственной большевистской агитации? И от того, насколько социалистическая часть Временного Совета сумеет отмежеваться от большевизма, будет зависеть и то, сможет ли Совет сыграть какую-нибудь роль в деле оздоровления страны. Его задачи трудны. Но первым шагом к их решению должно быть точное определение того, с кем можно идти по одной дороге и с кем пути резко расходятся. С большевиками русской революции не по дороге.

1)«Русские ведомости», №231, 1917 г.

   [ + ]

1. «Русские ведомости», №231, 1917 г.