Вообще параллельно с яростным уничтожением памятников шло столь же яростное воздвигание их: все медвежье углы наши, все зеленые захолустья украсились «Карлами Марлами», Интернационалами и пр. Видел я раз в Москве, как открывали памятник А.Н. Радищеву: пышные ораторы и серая уже полуголодная толпа и в особенности эти «красные» солдаты, эти деревенские парни с красной звездой во лбу. Господи, столько на лицах их было равнодушия, скуки, тупого, полного непонимания! Сперва они были оживлены, любопытны и на все смотрели, как на какой-то фокус, из которого вот сейчас что-то выйдет, но потом, когда они поняли, что то, что они видят, это все – Господи, какая скука!

— А кому это памятник? – спросил я тихонько одного их них.

— А черт их там разберет… — пробормотал он.

Бедный Радищев!…

Иван Наживин — бытописатель русской деревни, сподвижник Льва толстого, писатель и публицист.

1)Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 34.

   [ + ]

1. Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 34.