Вокруг другого нашего памятника, Александру II, завязалась ожесточенная борьба: местные «большевики» с дезертирами во главе требовали его низложения, а коренное население во главе с базарными торговками не позволяло этого. После весьма долгих уличных дебатов было решено сойтись на компромиссе: памятника не уничтожать, а на фигуру царя, чтобы вид его не оскорблял взор восставшего народа, — надеть мешок из-под отрубей. Так простоял обезображенный памятник несколько дней, в течение которых бабьи языки работали по углам улиц с чрезвычайным усердием. Надо сказать, что действительной свободой слова в те славные дни пользовались у нас только бабы – граждане мужского пола даже из простонародья опасались. И бабы добились таки своего – снова у памятника огромное стечение народа. Избрали для освобождения царя какого-то деревенского дедушку, который, перекрестившись, и полез не пьедестал. Еще минута, мешок летит вниз и вдруг по площади раскатывается: ура-а-а-а… А на другое утро наш «Старый Владимирец» с недоумением спрашивал, кому это кричал ура народ: тому-ли, кто сорвал мешок, или тому, с кого его сорвали? И – не мог решить вопроса. И бойкая торговка среди возбужденной, но довольной толпы ярко отчитывала вихрастого растерзанного солдата:

-Ишь, морду-то наел… Раньше, бывало, как на вокзал гнали вас, на позицию, так прямо сердце кровью обливалось, словно вот детей родных провожала, а теперь все мы только Господа Бога и молим, чтобы черти унесли вас поскорее… Житья от вас, дьяволом никакого не стало!

Иван Наживин — бытописатель русской деревни, сподвижник Льва толстого, писатель и публицист.

1)Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 33.

 

   [ + ]

1. Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 33.