Раз, когда я был и своего старика в Москве, ко мне вдруг явился на квартиру бравый матрос-кронштадтец, молодой, красивый мальчик, земляк мой, полный всяческого энтузиазма. Наш сухопутный владимирский край всегда комплектовал почему-то балтийский флот. Было во флоте и несколько человек из нашего Буланова.

<…>

Явившийся ко мне мальчик был командирован каким-то комитетом во Владимирскую губернию и ему было предписано явиться ко мне за … инструкциями.

— То есть, за какими же инструкциями? – поразился я.

— А куда я должен ехать и что делать… пояснил он. – А вот это мой документ… Нет, нет, прочтите, надо, чтобы все было в порядке…

В документе, покрытом всякими печатями и росчерками, говорилось, что предъявитель сего командируется во Владимирскую губернию, что все должны оказывать ему в его деятельности всемерное содействие, что по железным дорогам он имеет проезд бесплатный и что в случае какого-либо противодействия Кронштадт окажет своему делегату всякую поддержку.

Я спросил делегата, верит ли он мне.

-Безусловно… горячо отвечал он. – Иначе комитет и не направил бы меня к вам…

Началась беседа, в которой я мягко и серьезно старался доказать зеленому апостолу революции, что в деревне ему сейчас делать нечего, потому что там идут теперь полевые работы, от которых крестьян не следует отвлекать разговорами, что он слишком молод вообще, чтобы учить людей…

— Скажите по совести, ведь вам самому далеко все еще не ясно?.. – спросил я.

Он улыбнулся смущенной детской улыбкой.

— Поверите ли, в глазах иногда прямо троится!.. – сказал он.

— Ну вот… Так как же можно учить людей, когда сам путаешься? Надо лучше сперва самому поучиться… А раз уже выехали, так можно заехать отдохнуть к себе в деревню, понабраться сил для дальнейшей деятельности, погулять с девицами.

На прощанье мой новый ученик горячо обнял меня и уверил, что он в точности исполнит все мои «инструкции» и только просил меня написать в его комитет обо всем этом, чтобы товарищи не могли обвинить его в нерадении. Я обещал, но обещания своего как-то не исполнил: Господи, да разве мыслимо было взять под свою опеку все эти миллионы сорвавшихся с цепи мальчиков, которые с полным усердием и часто с самыми лучшими намерениями, сами не понимая того, что делают, разрушали тогда старый дом своих отцов, Россию?

Когда вскоре после этого прибыл я, не помню, зачем, во Владимир, я узнал, что матросик мой все-таки не выдержал, «инструкций» моих не исполнил, что он побывал в нашем городе и собирал какие-то митинги. Вероятно, у слушателей его потом тоже в глазах троилось… В само деле, куда же ему было деваться с его сверх-сенаторскими полномочиями? Не на гармошке же с девками играть с такими документами!..

Иван Наживин — бытописатель русской деревни, сподвижник Льва Толстого, писатель и публицист.

1)Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 28-30.

   [ + ]

1. Наживин И.Ф. Записки о революции. Вена: Русь, 1921. С. 28-30.