Наступает первое свободное Христово Воскресенье

Враг повержен – Он страдает!

4,000  бывших слуг бывшего правительства томятся по тюрьмам.

Все заправилы, все главари, все главные инициаторы всех мерзостей и подлостей против народа большею частью освобождены.

И лишь мелкие сошки, служившие старому кумиру из-за куска хлеба, остались за решёткой: добровольно явившиеся городовые, околоточные, агенты сыскной и охранной полиции, писцы, чиновники, швейцары и прислуги.

Так, например, в Крестах сидит по сие время пожилая деревенская баба, разносившая чай в охранном отделении.

На её личную просьбу об освобождении прокурор Переверзев ответил: «Вы уже тем совершили преступление, что подавали чай охранникам… А служить в охранном или убивать – это одно и то же…»

Сидит владелец кухмистерской, виновный в том, что отпускал по требованию охранки обеды политическим.

Сидит много, много невинных лиц. Условия заключения более чем тяжелые: отвратительная пища, сырое нетопленное помещение, огня нет, люди сидят в темноте, свидания через две решётки, письма не доходят вовсе.

Свободный народ!!

Завтра Пасха! «Прости, пожалей, не мсти, ибо не ведали они что творили».

Были у нас романовские каменные мешки. Не дай Бог, чтобы были республиканские.

Пусть первая великая свободная Пасха не будет омрачена слезами томящихся в тюрьмах.

Свободный народ! Прости – освободи их.

№ 75 от 1 (14) апреля (суббота)