Юнкера из штатских были самых разнообразных толков и политических убеждений, но большинство было за ведение войны до победного конца согласно пропаганде Керенского. Усиленные занятия, не оставлявшие никому для разговоров свободного времени, — исключали возможность сильных политических споров, и консервативный дух в стенах училища продолжал преобладать.

В этой атмосфере весь июнь, который наш младший курс прошел без всякого отпуска, страдая физически от верховой езды и от усталости, пролетел незаметно, и наконец наступил желанный день 1-го (или 2-го) июля, когда нас первый раз отпустили в отпуск на сутки и разрешили одеть шпоры и выходные сапоги (у большинства была заранее заготовленная пара собственных сапог). Форма училища не была изменена после Февральской революции. Вероятно не было на то денег. Носили старые погоны и пуговицы с царским двухглавым орлом. По-прежнему, идущие в отпуск юнкера, приведя себя в безукоризненный порядок — с начищенными сапогами и прочее, являлись к двери дежурной комнаты, где помещался дежурный по училищу офицер и где за столом сидело два старших портупей-юнкера, выдававших отпускные билеты, разложенные на столе.

1)«Никто не представлял себе, какие ужасы предстоят перед всей Россией…»: воспоминания Б.Г. Лайминга // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 62-62.

   [ + ]

1. «Никто не представлял себе, какие ужасы предстоят перед всей Россией…»: воспоминания Б.Г. Лайминга // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 62-62.