Спасение в женской обители

В настоящее время производятся расследования деятельности полицейских чинов в революционные дни1)Маленькая газета, № 72, Петроград, от 29 марта 1917 года.

Допрашивается околоточный 2-го Московского, некий Р.

В былое время этот «господин» панику наводил на тех, кто имел несчастье попасть к нему под протокол.

Теперь от его былого величия не осталось и следа,

Пришипился, хвост поджал.

Голубем смотрит!

— Помилуйте, какое же препятствие революции, если в женском монастыре…

— Как в женском монастыре? – спрашивает следователь.

— Так что всю неделю… Вот и документы.

Следователь берёт документы и видит, что околоточный Р. с 25-го февраля по 8-ое марта находился в женском монастыре, где исповедался и приобщался святых тайн.

Эка «стих» какой напал на господина околоточного.

О душе вспомнил!!

За покаяние взялся!!!

Следователь, однако, установил, что Р. уехал в женский монастырь не 25-го ферваля, а 28-го, то есть тогда, когда был уверен, что «их» взяла и необходимо удирать.

Добровольная могила в волосах

Допрашивается тучный городовик.

От пережитого страха, согнулся, помутнел.

Лицо из красного превратилось в сизое.

А что скажет о стрельбе из пулемётов?

— Ваше благородие, какая же могла быть от меня стрельба, если я три дня в волосяном матраце пролежал. Как ещё жив остался?!

— В ма-тра-а-це?

— Так точно, ваше благородие, в нём, в матраце, в волосяном… Когда «ваши» приходили за мной на квартиру, я в матраце лежал, в волосах зарымшись… Они этот матрац даже мяли, ногами наподдавали, но только не ущупали меня, потому что он, матрац, очень большой был; волос одних три пуда, да трава ещё при этом…

Следователь усмехается.

Городовик крестом уверяет, что он действительно все революционные дни пролежал в волосяном матраце, потому никакого «касательства» к пулемётам иметь не мог.

Большую трагедию пережила в дни народного гнева «госпожа» российская полиция.

Автор: В. Яшков

   [ + ]

1. Маленькая газета, № 72, Петроград, от 29 марта 1917 года