Как верховный главнокомандующий я приветствую Временное Правительство, приветствую все Государственное совещание от лица действующей армии. Я был бы счастлив добавить, что я приветствую вас от лица тех армий, которые там, на границах, стоят твердой и непоколебимой стеной, защищая русскую территорию, достоинство и честь России. Но с глубокой скорбью я должен добавить и открыто заявить, что у меня нет уверенности, чтобы русская армия исполнила бы без колебаний свой долг перед Родиной.

Моя телеграмма от 9 июля о восстановлении смертной казни на театре военных действий против изменников и предателей всем известна. Ближайшая задача этой телеграммы, причина, вызвавшая эту телеграмму, это – позор Тарнопольского прорыва. И доныне этот погром, которого русская армия за все время существования не знала, продолжается. Позор Тарнопольского разгрома, это – непременное и прямое следствие того неслыханного развала, до которого довели нашу армию, когда-то славную и победоносную, влияния извне и неосторожные меры, принятые для ее реорганизации. Меры, принятые правительством после моей телеграммы, несомненно, внесли некоторое оздоровление в армию, но разрушительная пропаганда развала армии до сих пор продолжается, и я вас приведу факты.

За это короткое время, с начала августа, озверевшими, потерявшими всякий образ воина солдатами убиты командиры: командир стрелкового гвардии полка полковник Быков, того же полка капитан Колобов; убиты на ст. «Калиничи» братья офицеры Абрамовичи, тяжело избиты командиры полков 437-го и 43-го Сибирского, полнят на штыки своими солдатами командир Дубненского полка Пургасов. Но когда отказавшийся выдать зачинщиков и преступников полк был окружен сводным отрядом, и комиссар, под угрозой немедленного обстрела всего полка обратился к ним с требованием их выдать, то пронесся плач, мольбы о пощаде. Преступники были все выданы. Они преданы военно-революционному суду и теперь ждут своей участи, которая их не минует. Полк после этого обещал смыть позор своей измены. Так, перед лицом непоколебимой революционной власти, без единой капли крови, было ликвидировано преступление и пресечена возможность его дальнейшего развития. Все эти убийства совершены солдатами в кошмарной обстановке безрассудного, безобразного произвола, бесконечной темноты и отвратительного хулиганства. Несколько дней тому назад, когда обозначилось наступление немцев против Риги, 56-й Сибирский стрелковый полк, полк, столь прославленный в прежних боях, он самовольно оставил свои позиции и, побросав оружие и снаряжение, бежал… И только под давлением оружия, после того, когда по телеграфу я приказал истребить полк, полк вернулся.

1)Государственное совещание. М.-Л.:Центрархив, 1930. С. 61-62.

   [ + ]

1. Государственное совещание. М.-Л.:Центрархив, 1930. С. 61-62.