Когда первая ласточка октябрьской революции, пацифизм, начал проникать в солдатские массы, почти все комитеты осудили пацифистские тенденции и повели с ними борьбу не только словами, но и репрессиями. Наиболее активные борцы за мир были изъяты, менее стойкие умолкли. Комитеты не только санкционировали суровые меры командования против пацифистов, но даже составляли списки «неблагонадежных».

Всеобщую усталость комитеты использовали для агитации наступления.

«Заставим немцев мириться и тогда домой, делить земли!»

Неизощренные в политике солдатские головы других способов достижения мира не находили. Этим объясняется начальный успех агитации за наступление. С одной стороны, — упреки в оставлении союзников на съедение немцам, с другой, перспективы легкой победы при координировании действий с союзниками, послужили значительным фактором в пользу наступления.

Всеми этими способами и средствами комитеты довели части до того, что на общих собраниях начали выноситься резолюции за наступление и за войну до победы. В это время и был издан знаменитый приказ о формировании частей смерти, которые в грядущем наступлении должны были личным примером увлечь всю армию и расчистить ей дорогу к победе. Наступила полоса митингов. Блестящие горячие речи, произносимые армейской интеллигенцией, зажигали солдат. Говорить против наступления считалось трусостью. И если иногда какой-нибудь заскорузлый солдатик появлялся на трибуне и говорил: «нам надо взять этот пень да забить в него клин, да посмотреть, кому надо это наступление», или: «надо клубочек взять за ниточку, да размотать, да посмотреть, куда он ведет, от тогда и узнаем, кто велит наступать», таких ораторов, обыкновенно, высмеивали, стоявшие на глазах у офицеров и комитетчиков, солдаты, а задние, тяжело вздыхая, не смеялись, но и не произносили обычного «правильно». Итак, война до победы!.. Будем наступать, пока не заставим немцев мириться, а потом… отдадим им их земли и города – мы не захватчики. Мы «без аннексий и контрибуций».

Наступление, ужасы и смерть впереди. Далеко. А может быть к тому времени и помирятся? Пока – геройские резолюции, чернокрасные шевроны, черепа и кости на рукавах. Забыты сотни тысяч черепов, разбросанных на роковом рубеже.

Кальницкий Я.И. — украинский писатель и публицист.

1)Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. C. 32-33

   [ + ]

1. Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. C. 32-33