В центре мертвого Зборува, у пугливо глядящей впадинами окон стены, в двух уцелевших на пепелище комнатах, под бугром, из мусора и обвалившихся стен, еле сдерживаемых тонким потолком, собралось заседание полкового комитета. Офицеров нет на заседании. Свыше 30-ти солдат в рваных окровавленных одеждах, представляют полк. Большой полк – «многочисленный». Вот здесь 30, да там 30 – вот и «полк».

Докладываю, что начальник дивизии не может дать смены. Резервов нет. Держаться нельзя, но и уходить нельзя. Хоть мы и не защита, а все же, пока мы в окопах, австрийцы могут думать, что им будет оказано серьезное сопротивление. Но стоит нам уйти и австрийцы поймут, в чем дело и тогда нам не избежать гибели, и соседним частям, а может быть и всем армиям, туго придется.

Вопрос стоит так: воевать ли вообще, или достаточно, пора бросить? Воевать нельзя, а бросать неорганизованно, во избежание новых жертв, тоже нельзя. Предлагаю высказываться. Говорят много, горячо, с болью и горечью. Все речи сводятся к тому, что напрасно наступали, что мы и дня так не простоим, что последними силами надо держать участок, но мы не можем, нас слишком мало и мы истощены.

Поднимается заместитель председателя комитета товарищ Мирошкин и говорит:

— Товарищи, мы где, на чьей земле? На австрийской! Так чего же мы тут должны держать? Мы не захватчики и наше правительство само сказало «без аннексий и контрибуций». Отдадим австрийцам их земли, станем на своей границе, и если попробует перейти ее, то только через наши трупы! Своего не дадим и чужого не хотим!

Кальницкий Я.И. — украинский писатель и публицист.

1)Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. С. 56

   [ + ]

1. Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. С. 56