Война все продолжалась. Где-то на западе, недалеко от нас, — верст за 35 – 40, лилась еще алая кровь. Но теперь мы уже отчетливо знали, для чего она льется.

В этом была вся трагедия тогдашней действительности. На четвертом году войны, после стольких жертв и страданий узнать, что война эта вовсе не нужна и, что она была возможна исключительно из-за нашей собственной темноты!

Вспоминались лица вырванных из жизни жизнерадостных товарищей. Вспоминалось тысячу раз склонявшееся над тобой лицо смерти, собственные муки и отчаяние и как-то больно становилось, что все это лишнее, что все это продукт собственной корысти. Поневоле в душе прощал тех заклейменных позором, которые нашли в себе мужество бежать от этой дикой бойни. Слово «дезертир» уже не было таким ужасным стимулом трусости. Наоборот, в сознании, вокруг таких имен вырастал ореол геройства, которого у нас, темных, в свое время не нашлось. Но теперь все понимали, что дезертировать нельзя. Теперь дезертировать только на руку нашим врагам. Сплоченность солдат, вытекавшая из обстановки в конце семнадцатого года, была следствием чувства самозащиты.

Формулировке этих настроений много способствовали появлявшиеся с каждым пополнением новые и новые кадры агитаторов-большевиков.

Раскрепощенное сознание находилось в ярком контрасте с запроданным телом. Тело до сих пор находилось в залоге за пылкие февральские слова. До сих пор «совесть» не позволяла открыто плюнуть на все условности и сказать: довольно.

А товарищи на фронте? – вставал вопрос в минуты назревания решающих мыслей. И все ждали, ждали… Чего ждали? – Единовременного оставления всеми позиций. А как сговориться, — это уже дело большевиков. Они все сами сделают. Наше дело только не выпускать винтовок и ждать.

1)Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. С. 152-153.

 

   [ + ]

1. Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. С. 152-153.