Три ряда трупов низко бугрятся у разрушенных стен и оград. Грязные, рваные мешки, шинели и рогожи прикрывают их лица и грудь. Большинство целых, но есть и такие, у которых отсутствуют головы, руки, ноги. У некоторых, сквозь прорванную изнутри кожу, выпирают зазубренные концы сломанных костей. Засохшие пятна крови на одежде и струпящиеся закаменевшие раны. Что это? Мусор? Это люди. Это были люди! А несколько часов тому назад все они жили, мыслили, надеялись и, уже умирая, многие мечтали, что теперь, наконец, попадут домой. Каждый из них имел свой отдельный маленьких мир простых, неутонченных желаний. И в центре этого мира стояло понятие о мире, свободе и родной семье. Во имя мира они и погибли. Но ближе ли стал этот мир? Ни на иоту. Теперь австрийские заправилы понавозят больше солдат, пригласят немецкие «железные, его величества кайзера» и т.п. части и бойня разгорится с новой силой. Опять трупы и раны, отрезанные руки, оторванные головы. Кто же кого убивает? Ведь и эти, что лежат, тоже убивали. И по ту сторону окопов тоже ждут погребения убитые нами тысячи людей. Мы их убивали? Стреляли, не видели в кого, бежали – не видели куда. Кололи – бессознательно кололи врага. А враг? И враг стрелял, колол, бежал, не зная кого и зачем. Вон у трупов сидит группа пленных. Когда глаза их останавливаются на трупах «врагов», не злорадство, а глубокую скорбь вы в них прочтете. А наши вернувшиеся из ада солдаты разве издеваются над пленными? Если их кто и обидел, отобрав кое-какие вещи, так это не бывшие в бою мародеры. Вернувшиеся из боя солдаты делятся с ними последним куском. Где же враги? Кто убивает? Мы? Но для чего нам это?

Кальницкий Я.И. — украинский писатель и публицист.

Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. С. 52.