Каждый день был похож на другой, как солдатские обеды… Но новым в них было то, что они приближали весну, а вместе с нею и перемену в положении.

«Знамо дело, как потеплять, так значить и на хронт. Потому как весной наступление значить будить». Кое-кто был недоволен столь привлекательной перспективой, но большинство было радо предстоящей отправке в действующую армию: «Хучь и опасна, да хлеба 2 хунта в день, к тому же коль тепло, то помоешься, и вшу выбьеш на солнышке, да и отоспаться можна. А занятиев таких на хронте нетути, да и ротного с … такой не будет. А бить по морде не смей. Потому, как приказ вышел. Ну, а ежели к примеру ранють, тогды брать вообче: прошшай мусю, домой качу».

Так рассуждали старые, по 2-3 раза раненые солдаты из которых состояла наша рота. Но чувствовалось, что этими рассуждениями они стараются отмахнуться от навязчивых представлений о доме, семье, с которой многие из них были разлучены по несколько лет. У фронтовика в тех условиях понятие о доме роковым образом переплеталось с понятием о тяжелой ране, госпитале, комиссии. Просто попасть домой – невозможно. Это редкое счастье халуев, «а нам где уж».

1)Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. с. 9-10.

Кальницкий Я.И. — украинский писатель и публицист.

   [ + ]

1. Кальницкий Я.И. От Февраля к Октябрю. Воспоминания фронтовика. Харьков: Гос. изд-во Украины, 1924. с. 9-10.