Что делается в поездах, нельзя себе вообразить. Все набито битком солдатами, все куда-то едут, едут во всех классах. В купе по десяти-пятнадцати человек. Обшивка почти везде ободрана, ручки отвинчены, лампочки разбиты, места берут с бою. Все захаркано, заплевано, в семечках. Никакого расписания, по существу, нету, и поезда идут как попало.

(…)

Сидим на вокзале и ждем какого-нибудь поезда. Весь зал полон солдат; одни лежат вповалку на полу, другие жрут, третьи шляются и грызут семечки. Познакомились с штабс-капитаном Буровым; он едет с фронта и рассказывает про наступление. Говорит, что пошли вперед ударные батальоны да офицеры, большинство пехотных частей митинговали, выносили резолюции и или отказывались идти, или шли, когда неприятеля в окопах уже не было: доходили, грабили убитых и возвращались! Наша артиллерия работала прекрасно. Окопы австрийцев были буквально сметены, а тяжелая артиллерия не дала противнику подтянуть резервов, но все это, однако, парализовалось обсуждением боевых приказов и митингами.

1)Ильин И.С. Скитания русского офицера. 1914–1920. М.: Книжица-Русский путь, 2016. C. 211

   [ + ]

1. Ильин И.С. Скитания русского офицера. 1914–1920. М.: Книжица-Русский путь, 2016. C. 211