Блуждая по Петрограду и часто ночью возвращаясь с Ковенского переулка от Л.С. Михайлова, к себе на Мойку, я насмотрелся на ту напряженную большевистскую работу, которая кипела на улицах. Центром агитации конечно был Невский. Освещенный мрачным и тревожным отблеском белой ночи, Невский жил сосредоточенной, угрожающей жизнью. Почти на каждом углу и на середине улицы толпились кучки людей, преимущественно солдат и рабочих, с притупленно напряженными серыми лицами. В центре каждой группы ораторствует, отчаянно жестикулируя, невзрачная, явно еврейского типа фигура с воодушевлением выкрикивающая весь несложный запас своих псевдо-истин. Тут же в толпе несколько растерянных истерических лиц, явно возмущенных и страдающих, но не решающихся выступить с возражением из-за непреоборимого страха перед этой, грызущей подсолнухи, тупой, непреодолимой силой.

Главная сущность пропаганды — это возбуждение ненависти и злобы, злобы и ненависти; краткий и торопливый выпад в области грядущего социалистического блага — и опять злоба, злоба и злоба. Жутко и омерзительно было слышать из уст этих ядовитых исчадий подполья и жестокие оскорбления того, что для тебя было и осталось святым. Но взглянешь на лица, неподвижные, напряженные, грозные — и остывает горячий протест. Жуткий холод и безнадежность овладевает душой. Тут только с поражающей ясностью раскрылась та бездна, которая была между нами и народом. Что им сказать, на что опереться? Слова, как бы сильны и красноречивы они не были, повисли бы в воздухе не вызвав желаемого отклика. Ведь те основания, те крайние истины на которые речь должна была опереться, были бы для них заведомой ложью, злостным обманом, тем самым что ими прежде всего, и главным образом, отвергнуто и предано проклятию. Молча и с тяжелой грустью отходишь прочь.

Горькое чувство незаслуженной обиды и тяжелого недоумения перед победоносною силою зла, все более ясное предчувствие грядущих бед и страданий — вот чем полна была душа в эти тяжелые канунные дни.

«Все кончено и никакие компромиссы уже невозможны…»: из воспоминаний Е.Е. Драшусова // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания, М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 264-265.