Всякая партийная жизнь прекратилась и не потому, что ее убивало полицейское преследование, а потому, что пропал к ней интерес.

Все были недовольны, но никто не хотел деятельно бороться с нестроением государства. Все ушли в личную жизнь и, хотя все сознавали, что «так дальше жить нельзя», но ограничивались одной воркотней, фрондированием в узком кругу знакомых и друзей. Никто и не помышлял о создании влиятельного общественного мнения, о выработке политических идеалов и о настойчивом проведении их в жизнь.1)Бубликов А. А. Русская революция. Впечатления и мысли очевидца и участника. Нью-Йорк, 1918. с. 11

   [ + ]

1. Бубликов А. А. Русская революция. Впечатления и мысли очевидца и участника. Нью-Йорк, 1918. с. 11