Громадные толпы людей высыпали на улицы Киева. За ночь куда-то исчезли городовые. Их заменили какие-то молодые люди, в большинстве — студенты, стоявшие на постах группами по два и три человека. У некоторых из них были винтовки. На Крещатике было полным-полно народу…. Видно, что кое-кто эту ночь не спал: уже утром можно было видеть организованные группы громил, которые сразу же принялись срывать вывески с двуглавыми орлами, уничтожать русские национальные флаги. Толпа угрюмо на все это смотрела. Сразу появились несколько грузовых автомобилей, которые направлялись прямо на толпу, из среды которой раздавались контрреволюционные выкрики. Киев давно пользовался плохой славой у революционеров: Киевская и Волынская губернии выбирали в Государственную Думу только правых депутатов. (11 националистов). Социалисты помнили, что революционная вспышка в 1905 году закончилась погромов. Но тогда «черносотенцы» защищали существующий строй, неограниченную монархию, но теперь уже некого было защищать.

«Рухнул старый мир, а с ним и все устои нашей жизни…»: из воспоминаний анонимного автора // Россия 1917 года в эго-документах: Воспоминания. М.: Политическая энциклопедия, 2015. С. 138.