После убийства Петра Столыпина политический горизонт Российской империи лишился ярких и харизматичных фигур. Период 1915-1917 гг. получил среди историков и современников определение «министерской чехарды». Обычно он характеризуется как время беспрецедентного хаоса на самом высоком уровне управления Российской империи, когда министры и даже председатели правительства лишались своих должностей по прихоти всесильного Григория Распутина и других «темных сил», окруживших монархию. В конце концов, неспособность государственного аппарата функционировать в нормальном рабочем режиме и сделала Февральскую революцию возможной.

В самом деле, период 1915-1917 гг. не стал для России временем творчества гениев от управления. Зачастую назначенные чиновники не успевали вникнуть в суть проблем своего ведомства до своей отставки или изначально были слабо подготовлены для государственной работы в не самое простое для страны время. Однако справедливо и то, что многие представления об этом периоде сложились под влиянием советской исторической школы, по понятным причинам склонной демонстрировать несостоятельность «царизма». В результате, сформировался ряд мифов, которые дают во многом искаженное представление о политической жизни последних лет правления Николая II.

Попробуем разобраться в наиболее характерных из них.

1. «Министерская чехарда» — явление, характерное для Российской империи.

Первая мировая война стала тяжким бременем для всех основных её участников по обе стороны фронта. Огромные государственные машины оказались вовлечены в глобальное противостояние, не имевшее аналогов в истории. Новые вызовы требовали новых решений в экономике, финансах, управлении, военном деле. Очень часто даже подающие большие надежды в довоенное время чиновники оказывались неспособны совладать с грузом задач, которые предстояло решать быстро и эффективно.

Кадровую нестабильность испытывали, в частности, союзники России по Антанте.

В Британской империи за период 1915-1917 гг. на своих постах побывало 2 премьера, 4 министра внутренних дел, 2 министра иностранных дел, 4 военных министра, 3 морских министра, 3 министра финансов. Во Франции сменилось 2 премьера, 1 министр внутренних дел, 5 министров иностранных дел, 5 военных министров, 3 морских министра, 2 министра финансов.

Российская империя в целом не выделялась из этой тенденции. Несколько чаще менялись только председатели правительства и министры внутренних дел.

2. За годы войны управленческая система России полностью обновилась.

Масштаб обновления государственного аппарата в России в годы войны был значителен. Произошло около 300 крупных кадровых перемен. Но говорить о полной перетряске бюрократии, тем не менее, не представляется возможным.

Так, ни одной крупной перемены не претерпели следующие ведомства: Государственная канцелярия, Статс-секретариат великого княжества Финляндского, Министерство императорского двора, Ведомство учреждений императрицы Марии, Собственная его величества канцелярия и Главное управление государственного здравоохранения.

Некоторые другие министерства и ведомства были затронуты кадровыми перестановками в незначительной степени. Они практически не задели столь важные для военного времени ведомства, как министерства финансов, торговли и промышленности, путей сообщения, военное и морское, государственный контроль.

Самые значительные изменения произошли в годы войны в Министерстве Внутренних Дел.  Аппарат этого министерства претерпел около 90 персональных перемен и оставил далеко позади все остальные министерства. Кроме 6-ти министров за два с половиной года войны в МВД сменилось 15 товарищей министров, 4 директора Департамента полиции, 4 директора Департамента общих дел, 4 начальника Главного управления по делам печати, 3 председателя ветеринарного комитета, 3 управляющих земским отделом, 3 директора Департамента духовных дел иностранных исповеданий, 2 председателя медицинского совета, 2 начальника управления по делам местного хозяйства, 2 начальника управления воинской повинности и т.д.

Хронологически «министерская чехарда» также неравномерна. Около половины всех крупных перемен относятся к 1916 году. В ноябре этого года произошли 23 перемены, 12 назначений. При этом 8 значительных кадровых перемен произошло в первый день месяца – 1 ноября 1916 г.

3. Все назначения происходили по указанию Распутина и императрицы Александры Федоровны

И современники, и советские историки были склонны абсолютизировать влияние «старца» Григория Распутина и императрицы Александры Федоровны на политику назначений на государственные посты. Это подтверждало тезис о «прогнившей» системе управления Российской империи, где личностный фактор оказывал решающие значение в вопросах государственной важности.

Однако современные историки, внимательно проанализировав причины кадровых перетасовок «министерской чехарды», пришли к выводу, что Александра Федоровна в основном лишь одобряла уже предложенные варианты и её позиция не имела решающего значения в подавляющем большинстве кадровых назначений.

Так, по словам российского историка Ф. Гайды, судя по личной переписке императора и императрицы в июне 1915-ноябре 1916 гг. она настаивала на отставке 12 членов Совета министров, однако с учетом контекста событий нет оснований считать, что её голос был решающим. В то же время в августе 1915-декабре 1916 гг. императрица выступала за назначение 14 кандидатов на различные правительственные посты, 8 из которых были назначены. Во всех случаях назначений Александра Федоровна выступала за кандидатуры, ранее уже инициированные иными лицами.

Кадровая политика «министерской чехарды» действовала, опираясь на две стратегии:

1. Решение о кадровом назначении исходило от премьера-министра или стоящего за его спиной неформального правительственного лидера. В случае с военным министерством кадровые инициативы исходили от самого Николая II.

2. Уходящие министры выдвигали себе на замену собственного кандидата. При этом сами отставки, как правило, происходили по желанию самого чиновника (хотя и здесь есть весьма яркие исключения)

Таким образом, весь кадровый хаос провоцировался общей логикой функционирования государственного аппарата в экстремальных условиях войны.

«Министерская чехарда», безусловно, усложняла жизнь российского общества в годы Первой мировой войны. Многочисленные кадровые перестановки не смогли сформировать эффективную команду в правительстве, которая смогла бы справиться с многообразием задач. Никто из высших чиновников не соответствовал в полной мере духу времени, требовавшему решительных действий. Это делало революционные перемены практически неизбежными.

Что почитать по теме:

Куликов С.В. «Министерская чехарда» в России периода Первой мировой войны. Хроника событий. (июль 1914 – февраль 1917) // Из глубины времен. 1994. Вып. 3.

Гайда Ф.А. «Министерская чехарда»: к вопросу о причинах и характере явления // Первая мировая война. Взгляд их XXI века. Россия и Нижегородская губерния в 1914-1918 гг. Нижний Новгород: ДЕКОМ, 2014.

Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. М.: Наука, 1989.

Автор статьи:

к.и.н. Артём Соколов