Российское государство ожидала лето 1917 г. в оптимистичном настроении. С большим размахом готовилось наступление русской армии. Военный министр Керенский и главнокомандующий Брусилов разъезжали по фронту, воодушевляя солдат и офицеров. Революционный хаос первых недель стал сменяться неким подобием порядка или хотя бы стремлением граждан его установить и сохранить. Милиция успела приобрести минимальный опыт по борьбе с преступностью. В деревнях раздел дворянского имущества приостановился из-за полевых работ. Конечно, в стране оставалась масса нерешенных проблем, но иллюзия о том, что вот-вот наступит перелом, разделялась многими.

Однако случившиеся вскоре события похоронили последние надежды на нормализацию обстановки. Наступление Керенского, начавшееся с локальных успехов, захлебывалось в крови ударных батальонов и офицеров. Для развития и закрепления результата первых побед требовалось подкрепление. Но основные пехотные части на фронте не пожелали следовать примеру «ударников» и наступать отказывались. В поисках альтернатив командование рассматривало возможность перевода на фронт частей Петроградского гарнизона.

Слухи об этом решении вызвали недовольство тыловых солдат. Действительно, о каком фронте могла идти речь, когда в стране происходят глобальные перемены и непонятно, за какую родину и какие идею предстоит рисковать своей жизнью. В Петрограде и Кронштадте начались солдатские митинги против отправки на фронт. Призыв «Вся власть Советам» внезапно показался им более привлекательным, чем «Отечество в опасности!».

Возможно, при несколько ином развитии событий, бунтующие против перевода на фронт солдаты ограничились бы очередным митингом, высказали множество громких лозунгов и требований и, в итоге, остались сидеть в казармах. Но на этот раз вместе с военным поражением произошел очередной правительственный кризис. Причиной стала Украина. 28 июня Керенский прибыл в Киев, где провел переговоры с Центральной Радой вокруг автономии Украины в составе России. Военный министр успел раздать множество щедрых обещаний о широкой самостоятельности будущего украинского государства. Министры-кадеты заявили решительное несогласие, указав, что все подобные вопросы относились к компетенции Учредительного собрания. В знак протеста четыре министра: Шаховский, Мануйлов, Шингарев и Степанов ушли в отставку. Не вполне понятно, что кадеты хотели показать своим жестом, однако их позиции на политическом поле это никак не усилило. Временное правительство утратило свою дееспособность.

Горячие головы из числа солдат и матросов Кронштадта и Петрограда увидели в этом оптимальный момент для того, чтобы, наконец, покончить с двоевластием. Раз Временное правительство не может разобраться в собственных проблемах – как оно может управлять страной? Тем более – посылать на верную смерть гордость революции? Законная власть должна перейти к Советам, которые, как истинные революционные органы власти, должны взять всю полноту управления в свои руки.

«Ленинцы» призывают гарнизон Петрограда к восстанию против правительства. «Огонёк».

Дальше события развивались со стремительной скоростью. 3 июля началось выступление 1-го пулеметного полка, где сильное влияние имели большевики и анархисты. К вечеру у дома Кшесинской, где располагалась штаб-квартира большевиков, собралась многочисленная толпа, а к полуночи восставшие окружили Таврические дворец, где заседал Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Обсуждалась тактика штурма Зимнего дворца.

В самом Таврическом дворце матросам-анархистам попался к своему несчастью министр земледелия, лидер эсеров Виктор Чернов, которого сначала спутали с министром юстиции Переверзевым. Толпа изрядно потрепала чиновника, усыпав его оскорблениями и поместив под арест. С огромным трудом его удалось освободить подоспевшему Льву Троцкому.

Владимира Ленина начало беспорядков застало на отдыхе в Финляндии. Показательно, что лидер большевиков, последовательно и открыто заявлявший о своих претензиях на власть, оказался абсолютно не готов к тому, что восстание начнется и начнется без его участия. Узнав о массовых недовольствах среди солдат, он поспешил в столицу, куда прибыл 4 июля в 11 утра. К моменту его появления у особняка Кшесинской уже ожидала масса сторонников. Оценив обстановку и осознав несвоевременность происходящего, Ленин сначала даже отказался произносить перед толпой речь, ссылаясь на недомогание. Однако вскоре, он все же решил выступить перед сторонникам.

Невский проспект. Июльская демонстрация.

Его речь удивила собравшихся. Политик, еще с апреля призывавший к социалистической революции, говорил в подчеркнуто миролюбивой манере. Да, он обрушился с критикой на Временное правительство, но никаких призывов идти и прямо сейчас устанавливать власть Советов не последовало. Безусловно, вся власть должна принадлежать Советам как истинным революционным органам народного управления, но сказано это так, как будто и не было никакой революции, и нет никакой многотысячной толпы, готовой снести ненавистное правительство «министров-капиталистов».

Слушателям это не понравилось. Послышались реплики, суть которых: «Довольно слов, пора действовать!». Собралась огромная демонстрация, которая направилась в центр города. Ясной цели у акции не было, всеми двигало глухое недовольство и желание любых решительных действий.

Любимов А.М. Расстрел Июльской демонстрации в Петрограде в 1917 году

Спустя некоторое время на улицах начались столкновения. На защиту Временного правительства встали казаки, юнкера, организации ветеранов и офицеров. Вскоре к ним присоединились и воинские части, ранее сохранявшие нейтралитет. Их удалось (и довольно быстро) убедить в том, что акция спланирована большевиками на немецкие деньги, а сам Ленин – вражеские агент. Наконец, в Петроград стянули часть войск с фронта, которые принялись наводить в столице порядок с особым рвением.

Развязка наступила 5 июля. Исполком Советов выступил с осуждением беспорядков. Восставшие были разгромлены. Дом Кшесинской очистили от большевиков. Большинство их лидеров оказалось за решеткой. Ленину удалось скрыться из издательства газеты «Правда» за считанные минуты до прибытия солдат. Сама редакция была разгромлена, выпуск печатных рупоров большевиков — «Правды» и «Солдатской правды» прекратился. Последних бунтующих матросов выбили из Петропавловской крепости 6 июля.

Результаты неудавшегося восстания оказались катастрофой для большевиков. Руководство партии было разрознено. Часть лидеров, таких как Троцкий и Каменев, была заключена под стражу, часть, в том числе и сам Ленин, перешла на нелегальное положение и скрывались от властей. На свободе в Петрограде остался один И. Сталин, последовательно проявивший в дни кризиса умеренную позицию, нередко выступая в качестве переговорщика. Партия получила репутацию коллективного «немецкого агента». Отсутствие убедительных доказательств не помешало этим обвинениям пережить десятилетия и тиражироваться даже в наше время.

Разгром юнкерами редакции газеты «Солдатская правда».

Изменилось настроение в обществе. Похороны семерых казаков, погибших при подавлении восстания, по уровню государственного пафоса были сравнимы с похоронами жертв революционных выступлений февраля. Впервые столь явный контрреволюционый акт получил широкую общественную поддержку. При этом похороны убитых восставших проходили скромно на окраинных кладбищах Петрограда. Многие испытывали чувство облегчения – успели вовремя и малой кровью подавить анархию. Отошло на задний план неудачное наступление на фронте – куда важнее, что побороли врага внутреннего в самом сердце страны.

Закончился период двоевластия. Советы, где большинство составляли эсеры и меньшевики, признали авторитет Временного правительства. Член президиума ЦИК Ф. Дан прямо заявил: «Мы не только готовы поддержать Временное правительство, мы не только делегировали ему всю полноту власти, мы требуем, чтобы этой властью правительство пользовалось». На траурной церемонии по убитым казакам представители Советов стояли бок о бок с членами Временного правительства, Керенским и казачьими атаманами.

Однако Временное правительство не смогло использовать эти настроения для укрепления своего авторитета. Наоборот, резкий поворот вправо испугал Керенского, который был обязан революции своим стремительным взлетом. Жаждущие порядка граждане видели его источник не среди правительства, которое едва удалось спасти, а действующей армии. Новым воплощением порядка виделся генерал Корнилов. Благодаря усилиям военачальника, назначенного главнокомандующим русской армией, бегство солдат превратилось в подобие организованного отступления. Фронт удалось стабилизировать. Генералу легко простили даже возврат смертной казни на фронте, несмотря на многие приведенные в исполнение приговоры.

Карикатура из журнала «Пугач»

Как показали дальнейшие события, Временное правительство не смогло адекватно оценить положение дел, пытаясь неумело лавировать между революцией и реакцией. В июле его спасла армия. Последовавшая борьба с «корниловщиной» оттолкнула от Керенского и его министров офицерский корпус, который решил спасать Россию собственными силами, сформировав «белое» движение. В октябре 1917 г. защищать рассыпающуюся власть останутся лишь несколько женских батальонов и юнкера.

Зато свои уроки извлекли большевики. С самого начала выступления Ленин понял, что оно не будет иметь успеха. Временное правительство сохраняло поддержку со стороны армии и провинции. Даже в случае занятия революционными войсками Петрограда, почти наверняка их бы разбили фронтовые части. Решения нового руководства саботировались бы на местах. Второго шанса большевикам бы уже никто не дал. Войска были недостаточно распропагандированы, а положение Временного правительства сохраняло устойчивость.

В чем-то «июльские» дни можно сравнить с «пивным» путчем НСДАП 1923 г. Тогда, пять лет спустя петроградских событий Веймарская Германия, как и Россия Керенского, казалось, трещала по швам. Нацисты, как и большевики, стремились снести правительство вооруженным путем и особо не церемонились с политическими противниками. Наконец, как и летом 1917 г. в Петрограде, осенью 1923 г. в Мюнхене многое указывало на возможный провал выступления. Но Гитлер, в отличие от Ленина, решил рискнуть и проиграл. Веймарская демократия оказалась сильна, а армия, несмотря на позицию авторитетного генерала Людендорфа, в целом лояльна к правительству. Фюрер нацистов оказался в тюрьме, где основательно переосмыслил свой путь к власти, отказавшись от исключительно насильственных действий. Скрывавшийся в Финляндии Ленин также имел возможность провести работу над ошибками, правда, скорее на тактическом уровне. И Гитлер, и Ленин после неудавшихся восстаний оказались в опале и смогли вопреки стараниям политических оппонентов ее преодолеть.

Инвалиды разоружают грузовики воcставших солдат и рабочих. «Огонёк».

В обоих выступлениях показательна роль военных. В условиях ослабевшей государственности только армия могла гарантировать её стабильность и сохранность. Многотысячные толпы, даже вооруженные и «разбавленные» бунтующими солдатами, неизменно оказывались бессильны против закаленных фронтовиков, научившихся ценить порядок в тылу. Настоящий развал правительства происходил после того, как офицерский корпус позволил себе усомниться в его эффективности. Однако сами генералы оказывались плохими политиками и государственными деятелями, что показал крах «белого» движения.

Вероятно, июль 1917 г. был последним шансом остановить углубление революционных процессов в России. На короткое время возник, наконец, консенсус между главными участниками политической жизни страны: Временным правительством, Советами, армейским командованием и широкой общественностью. Главные апологеты революции были разгромлены и дискредитированы.

Но шанс этот был упущен.

Что почитать: 

Июньское наступление. Почему оно провалилось

Большевики и «немецкие деньги»: детектив эпохи «русской революции»  

Злоказов Г. Материалы Особой следственной комиссии Временного правительства об июльских событиях 1917 года

Глава «Июль» // Ненароков А.П. 1917. Краткая история, документы, фотографии. М.: Издательство политической литературы, 1988.

Рабинович А.Е. Кровавые дни: июльское восстание 1917 г. в Петрограде. М.: «Республика», 1992.

Интервью доктора исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета (МПГУ) Василия Цветкова изданию Lenta.ru

Автор статьи:

к.и.н. Артём Соколов