Преподаватели кафедры истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса филологического факультета МГУ, доктор филологических наук, профессор Михаил Михайлович Голубков и кандидат филологических наук, доцент Павел Евсеевич Спиваковский, приняли участие в беседе на тему революция и литература с 1917daily.ru. Михаил Михайлович Голубков в ходе беседы поделился материалами доклада, представленного на конференции «Лики ХХ века. Литература и революция», «Метаморфозы» А. Блока и М. Булгакова (к истории одной литературной полемики)», развенчал миф «о всей душой радеющем Горьком за революцию» и порекомендовал художественные книги о революции. П. Е. Спиваковский, крупный специалист по творчеству А. И. Солженицына, рассказал о предпосылках, которые, по мнению Солженицына, привели к революции.

— 2017 год — год столетия революции 1917 года. Стало ли это событие заметным явлением в литературной среде?

— Ни одно из написанных литературных произведений не стало значимым явлением литературной жизни. Вряд ли можно было бы ожидать какое-то значимое литературное произведение, приуроченное к юбилею революции. Такие события осмысляются не к юбилею. Осмысление происходило скорее в научной среде: на конференциях, на круглых столах, в публицистике. В частности, на филологическом факультете МГУ прошли две конференции, посвященные революции: ««Лики ХХ века. Литература и революция» и «Революция и литература: взгляд через столетие».

— На международной конференции «Лики ХХ века. Литература и революция» вы выступили с докладом, в котором анализировали блоковскую концепцию революции как метаморфозы и полемику Булгакова с этой концепцией. Не могли бы вы подробнее рассказать об этой полемике.

— В докладе была рассмотрена концепция революции, как она представлена в публицистике и в художественном творчестве А. Блока, и реакция на нее М. Булгакова, ярко выраженная в повести «Собачье сердце» (1925). В поэме «Двенадцать» (1918) и в статьях «Катилина» (1918) и «Крушение гуманизма» (1919) Блок рассматривает революцию как метаморфозу, преображающую ветхую жизнь в новую. Метаморфоза стихийна, она не зависит от воли людей или партий, как всякая стихия, она слепа, калечит достойное, выносит на поверхность недостойное. Но суть ее, если воспользоваться художественно-философскими категориями А. Блока, состоит в рождении гармонии из хаоса, на чем и строится сюжет поэмы «Двенадцать»: из разноголосицы и анархии первых глав рождается гармония последней главы, стройной и четкой по стилистическому и образному оформлению. М.А. Булгаков в экспозиции «Собачьего сердца» воспроизводит ситуацию первой и девятой глав поэмы А. Блока: черный вечер, вьюга, снег, буржуй на перекрестке (профессор Преображенский) приманивает поджавшего хвост пса из подворотни куском краковской колбасы. Однако дальнейшее развитие сюжета показывает, что метаморфоза приводит отнюдь не к рождению гармонии из хаоса; напротив, хаос, порожденный рукотворной метаморфозой, грозит уничтожением гармонии, которую творческая личность, человек науки, способен сохранить в эпоху вселенских исторических катастроф. Таким образом, М.А. Булгаков выступает оппонентом блоковской концепции революции, обнаруживая ее иллюзорность.

Михаил Михайлович Голубков

— Мифологизация не обошла стороной видных писателей и поэтов эпохи. Так, например, в книге «Правда о Горьком» 1932 года издания доказывается нерушимая связь писателя с большевиками, а многие события тщательно вымараны из горьковской биографии. Преодолён ли сейчас миф «о всей душой радеющем за революцию М. Горьком»? К каким произведениям писателя стоит обратиться, чтобы узнать его действительное отношение к происходящим событиям в стране?

— Революции 1905 года М. Горький помогал. Писатель был противником самодержавия, был убежденным гуманистом. Гуманизм как система философских взглядов предполагает отсутствие некой высшей силы над человеком, человек сам всей землёй управляет. Поскольку М. Горький был убежденным гуманистом, поэтому никакой высшей силы над человеком не признавал, стало быть, необходимо устроить жизнь самого человека и социальные обстоятельства так, чтобы не было угнетения и социальной несправедливости. Поэтому революцию 1905 года он воспринял с радостью. В начале 1906 года Горький покинул Россию, где его начали преследовать за политическую деятельность. Вернулся писатель только после амнистии в связи Трёхсотлетием дома Романовых в 1913 году. Убежденный сторонник демократической формы правления, вдруг он увидел реальную революцию 1917 года с её жестокостью, с кровью, с бескультурьем, хамством, с уничтожением культуры, столкнулся с людьми, которые презирают культуру. Какие выводы он из этого сделал? Что в крестьянской стране революция невозможна. Россия как страна крестьянской культуры не способна принять революцию, а пролетариат, который на своих плечах революцию поднял, слишком малочисленен – «это горстка соли, которую можно бросить в болото, и болото не просолишь». Тогда он начинает писать цикл статей «Несвоевременные мысли», наполненные ощущением ужаса от происходящего, которые печатались в 1917-1918 году в газете «Новая жизнь». Однако уже в 1918 году газету закрывают. Критика М. Горького вызвала напряжённость во взаимоотношениях писателя и новой рабоче-крестьянской власти. У писателя складываются сложные отношения с Г. Е. Зиновьевым, прежней остаётся лишь давняя дружба с Лениным. В этих сложных для М. Горького условиях его главной целью становится – спасение культуры в этих нечеловеческих условиях. Он организовывает «Дом искусств» (ДИСК) в Петрограде, где проводились лекции, чтения, добивается продовольственного пайка для участников, что в условиях «военного коммунизма» стало для многих деятелей культуры спасением. Дом искусств стал уникальным явлением петербургской жизни. Под сенью дома собирались реалисты, символисты и акмеисты, работала поэтическая студия Гумилёва «Звучащая раковина», выступал Блок, дни и ночи проводили в доме Чуковский, Ходасевич, Грин, Мандельштам, Шкловский.

Отношения М. Горького с Лениным постепенно ухудшаются. Писатель испытывает глубокое разочарование из-за несоответствия ожиданий и действительности. Вместо торжества культуры, торжества революционных идеалов социальной справедливости писатель сталкивается с полной деградацией страны, которую он не может ни понять, ни принять. В итоге Ленин отправляет его в ссылку, под предлогом обострения туберкулёза он высылает писателя в Италию. М. Горький живёт в Неаполе, Сорренто, как пишет Ромен Роллан, французский писатель и друг М. Горького: «Италия стала для него наркотиком таким прекрасным и таким ненужным». Следующее возвращение М. Горького в Россию происходит в конце 20-х годов, в 1928 году, и то, что он видит вокруг, его потрясает. Совершив пятинедельную поездку по стране писатель сталкивается с организованной социальной жизнью, былой хаос остался в прошлом. У него начинают постепенно складываться отношения со Сталиным. Он становится адептом Сталина, потому что Сталин для него это человек, который в стране, изуродованной, разворошенной революцией, установил социальный порядок. Для М. Горького это становится значимым явлением.  Как мы с вами проследили, отношение М. Горького к событиям, которые происходили в стране, постоянно менялось. У писателя не было однозначно сложившегося отношения к революции, его взгляды постоянно эволюционировали.

— А. И. Солженицын кропотливо изучал события революционного года. В статье «Размышления над Февральской революцией» А. И. Солженицын обращает внимание на роковые случайности, которые во многом предопределили ход истории и повлияли на события 1917 года.  Это во многом созвучно с распространённым до недавнего времени мнением, что революция произошла случайно. Действительно ли, по мнению А. И. Солженицына, революция стала случайным событием?

П. Е. Спиваковский: Нельзя всё сужать исключительно к случайностям, которые повлияли на исторический процесс. А. И. Солженицын в статье «Размышления над Февральской Революцией» и в «Красном Колесе» называет ряд предпосылок, которые привели к событиям 1917 года. В первую очередь – это антимонархические настроения интеллигенции. Всеобщая увлеченность наследием революционно — демократической идеологии сыграло в этом не последнюю роль. Во-вторых, пассивность власти. Очень показательно, как произошёл переворот в феврале 1917 года: мгновенно, казалось, что никто не приложил никаких усилий. Неадекватность восприятия Николая II и его жены. Они оба хотели хорошего, но упорно стремились не видеть дальше своего носа, что обрекало их на неминуемую гибель. Например, сон императрицы, который описывает А. И. Солженицын в «Красном Колесе»: «Будто ей отрезали правую руку и ей было не больно, но остро жаль: ведь во всякой борьбе за правое дело так нужна правая рука. И как же теперь креститься?». То есть теперь придётся бороться за левое дело, то есть за революцию?

Павел Евсеевич Спиваковский

М. М. Голубков: Что касается отношения к случайностям, то у А. И. Солженицына двоякое отношение к ним. С одной стороны, он воспринимает случайные события как провиденциальные.  С другой стороны, случайности — точка бифуркации. С точки зрения бифуркации любая случайность может иметь очень большое значение. А. И. Солженицын, пристально вглядываясь в исторические события, вычисляет те рядовые жизненные случайности, которые становятся роковыми. Например, решение Николая II уехать в Ставку из Царского Села накануне начала хлебных забастовок, задержка по невиданным причинам трех отчаянных телеграмм императрицы о событиях в Петрограде, смена генералитета: «возвратился в Ставку больной расслабленный генерал Алексеев, сменив огневого генерала Гурко».

— Хотели бы попросить Вас порекомендовать художественные произведения о революции, незаслуженно обделённые вниманием.

Голубков М. М.: «Красное колесо» или «Август Четырнадцатого» — первый Узел эпопеи А.И. Солженицына. В целом, тема революции в полной мере раскрыта в романе «Доктор Живаго» Б.Л. Пастернаком, очевидцем и участником событий, подвергшего рефлексии события 1917 года, были даны исчерпывающие ответы на вопросы о революции.

Читать также: 

Рецепция темы революции 1917 года в поэзии 50-60-х годов (Е. Евтушенко, Р. Рождественский, А. Вознесенский)

«Наше политическое восприятие такое же, что и у крестьян столетней давности». Интервью с Ф.А. Гайдой

Интервью брала:

Катерина Мельничук