Борис Вадимович Соколов, доктор филологических и кандидат исторических наук, участвовал в проекте мониторинга юбилея Революции Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI) и Союза журналистов «Революция — 100». В рамках данного проекта ежемесячно выявлялись ключевые события, наиболее резонансные публикации и культурные произведения, в той или иной степени затрагивающие тему Революции. Кроме того, Борис Вадимович участвовал в круглом столе кафедры истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса филологического факультета МГУ «Революция и литература. Взгляд через столетие». По итогам доклада была представлена статья о появившихся в этом году литературных произведениях, посвящённых Революции и Гражданской войне. Борис Вадимович в ходе разговора с 1917daily.ru поделился впечатлениями о сериалах, вышедших по случаю юбилея Октября, рассказал, как отмечали столетие Русской революции за рубежом, и высказал мнение о том, нужен ли праздник, связанный с революцией в России.

— Официальная власти воздержалась от каких-либо оценок 1917 года. Как вы бы могли это прокомментировать.

— Революция – это единственное, чего боится наша власть. У власти был мистический страх перед столетием Русской революции. В этой связи у власти была цель, как можно меньше напоминать про юбилей Великой Русской революции. Юбилей прошёл как-то скомкано. Даже в тех телевизионных и художественных премьерах, которые были приурочены к столетию 1917 года, речь о Революции шла лишь по касательной.

— В рамках мониторинга вы изучали художественные произведения, приуроченные к юбилею Революции. Как бы вы могли их охарактеризовать.

— Должен сказать, что мониторинг осуществлялся в рамках проекта «Революция  — 100» под руководством Геннадия Бордюгова и Надежды Агжихиной. Сейчас весьма объемистый сборник по результатам мониторинга уже вышел в свет в издательстве АИРО-XXI.

Собственно, художественный фильм к юбилею революции вышел только один – «Матильда». Я посмотрел фильм в конце октября и уже почти ничего не помню. Настолько это проходное и незапоминающееся произведение. Удивительно, как можно было снять за столь огромные деньги такую халтуру. Формально фильм с Революцией не связан. Говорится лишь, что Николай II был свергнут в результате революции, а в особняке Матильды Кшесинской находилась штаб-квартира большевиков. Непосредственно сюжет завершается коронацией Николая II. «Матильда» — это банальная лав-стори.

— А что бы вы сказали про сериалы. «Троцкий», «Демон революции», «Крылья империи», «Хождение по мукам».

— «Троцкий», на мой взгляд, совершенно провальный фильм. Хабенский исполняет роль Льва Троцкого в том же карикатурном ключе, в каком он играл его в своё время в «Есенине». Когда главный герой карикатурный, сюжет фильма разваливается. Сериал я смотрел без интереса, только из-за необходимости делать обзор. Если бы у меня был выбор, я бы предпочёл не смотреть этот сериал.

Кадр из сериала «Троцкий»

— Троцкий в этом сериале похож на супергероя, не находите.

— Скорее, на дьявола. Но настолько это примитивно исполнено. Действия Троцкого становятся совершенно нелогичными. Сериал же считается историческим. Смотреть невозможно.

А вот «Демон революции» относительно неплохо сбит. Владимир Хотиненко умеет делать исторические сериалы. Но посыл дан совершенно ложный о том, что Революция совершалась на немецкие деньги. Однако там по крайней мере достоверные герои. Неплохо играют Евгений Миронов Ленина, а Федор Бондарчук – Парвуса. Смотреть сериал можно.

«Крыльев империи» режиссера Игоря Копылова испугались на Первом канале и прервали показ после четырёх серий аккурат перед самой Февральской революцией. Сериал тоже тенденциозен. Была очень забавная сцена, в которой английский посол инструктирует лидеров думской оппозиции, что надо произнести речь «Глупость или измена», убить Распутина и совершить переворот с целью сместить царя. Примерно так власть трактует нынешнюю оппозицию – исключительно как иностранных агентов. В центре внимания два героя, чьи очевидные прототипы Михаил Тухачевский и Лариса Рейснер. Сериал создали с реалистических позиций (хоть и с определенной симпатией к монархии) и революцию пытались показать в достоверном ключе. Но этого, очевидно, испугались и перед пятой серией, где должно было происходить начало революции, прервали показ сериала.

Экранизация НТВ «Хождения по мукам» оказалась самой провальной. Провал на уровне кастинга. Причём создаётся впечатление, что это было сделано  режиссером Константином Худяковым едва ли не сознательно. Юлия Снегирь в роли Кати смотрится очень подозрительно: она, ей-Богу, не жена преуспевающего адвоката, а – вы меня просите – какая-то очень дешёвая проститутка с питерских окраин. Она именно так выглядит. Если брать Дашу в исполнении Анны Чиповской, то это какая-то слишком уж наивная гимназистка, которая таковой остаётся в течение всего фильма. Происходящее вокруг никак не влияет на неё. Телегин же, роль которого сыграл Леонид Бичевин, — это простой рабочий паренёк, а не инженер крупного завода. Когда он надевает офицерский мундир, даже как-то неловко на него смотреть. Рощин не кадровый высокого ранга офицер, хоть его и разжаловали по сравнению с литературным произведением из подполковника в капитаны, а рефлексирующий прапорщик. То, что он попадает и к красным, и к белым никак не мотивируется в фильме. Хронология сериала вообще очень условная. Николай Смоковников, муж Кати, отправляется комиссаром армий Западного фронта в конце 1916 года, когда никаких комиссаров быть не могло. Если Февральская революция была показана в обеих предыдущих экранизациях трилогии Алексея Толстого очень подробно, то в сериале Худякова газетное сообщение об аресте и отречении царя читает прислуга, после чего мы видим бестолковую демонстрацию, которую вдруг разгоняют казаки. Это нелепость. Хронология создателей сериала вообще не волнует. Зато для оживления картины сделали своих Бонни и Клайда. Линия Аркадия Жадова и Лизы Расторгуевой сильно расширена. Это сладкая парочка лихих налётчиков, созданная на основе второстепенных героев Алексея Толстого, которые действует в течение всего сериала.

Сестры Булавины из сериала «Хождение по мукам» 2017 года

— Если же брать документалистику, то что бы вы могли сказать о юбилейных новинках? 

— Нет ничего такого о чём можно было вспомнить. Если документальные фильмы и телепередачи, посвящённые Февралю, продвигали версию иностранного заговора, то ли английского, то ли немецкого, то ли одного и другого вместе. Внушалась мысль, что была великая империя, которая в результате случайности развалилась. Я не думаю, что Гражданская война и последующие 70 лет большевистского правления – это результат простой случайности.

— Как вы думаете, вообще возможно избежать в телевизионной документалистике политизированного изложения событий?

— Можно, конечно, если делать именно просветительский фильм, где бы с научных позиций давалась картина Революции. Власть боится революции, но и у создателей фильмов про революцию не чувствуется искреннего интереса к теме.

Любопытно, что отовсюду выпадает Керенский. Его как образ дают пунктиром, как неудачника, потерявшего власть. При этом не рассказывается, как он эту власть получил, какая у него была позиция.

— В отчете по итогам мониторинга литературных художественных произведений, в которых затрагивается тема революции и гражданской войны, Вы упомянули, что сейчас наблюдается тенденция появления произведений, написанных ни с «красных», ни с «белых», ни с «зелёных» позиций и не отдающих правоту ни одной из сторон гражданской войны. О каких именно произведениях идёт речь?

— Я бы выделил среди художественных произведений про революцию роман Малышева «Номах». Он отсылает к литературным образцам и к попыткам разобраться в природе насилия в Гражданской войне. Но опять-таки выдающихся произведений на революционную тему, вышедших в этом году, я бы не назвал.

Статья Бориса Соколова «Современная художественная литература о Революции. Возвращение в 20-е годы?»

— Насколько сильно ваши ожидания о том, как пройдёт столетие 1917 года, совпало с тем, что вы действительно увидели?

— В принципе мои ожидания совпали с тем, что я увидел. Как я и думал, юбилей прошёл не то чтобы полулегально, но уж точно без особого размаха. Власть так и не смогла определиться, как с этим юбилеем быть. Сперва многие документальные премьеры планировались на март, на годовщину Февральской революции, а потом их перенесли к годовщине Октября.

Что касается литературы, то я знал, что тема революции для нее не центральная. К ней мало кто обращается.

— А если брать другие виды искусства?

— Театральный мир практически не отреагировал на юбилей. Только была постановка по Джону Риду «Десять дней, которые потрясли мир», но в основе был любимовский спектакль. В ведущих театрах нет заметных премьер, посвящённых юбилею. Единственное, Мариинка ставит «Маскарад», потому что этот спектакль впервые был показан в дни Февральской революции.

«Маскарад» в Мариинском театре

— В то же время в среде определённой части интеллигенции можно наблюдать ажиотаж вокруг юбилея Февральской революции. Возникают медийные проекты, проходят выставки, выходят книги.

— Выставки проходят, но их не так много. И я бы не сказал, что много книг. Нет каких-либо выдающихся монографий.

— А что бы вы сказали про интерес к юбилею Революции за границей.

— Проходят конференции и иногда выставки. В основном в научной среде. В каких-то странах больше, в каких-то меньше. Относительно больше во Франции, в Италии, в Латинской Америке. Там это актуально в силу политических особенностей этих стран. Левые в этих странах ориентируются на коммунистические идеи и довольно влиятельны. Для людей левых убеждений 100-летие Революции часто носит сакральный характер. НО в разных странах подход к юбилею революции 1917 года очень сильно отличается. Например, в Польше будут отмечать юбилей в 1918 по случаю восстановления независимой Польши. В США довольно скромно отметили в левых кругах и в научной среде. Хотя популярность левых идей в США и увеличивается. В Китае, естественно, большой интерес к революции. Там коммунистический режим, который ведёт свою родословную от русской революции 1917 года. Поэтому для Китая это праздник.

Чествование Великой Октябрьской революции на Кубе

— Какие бы вы обозначили основные мифы, которые распространялись по поводу революции в этом юбилейном году.

— В первую очередь, миф о немецких деньгах. Он ещё модифицировался мифом об английских деньгах и английском заговоре. Есть  еще миф о том, что Россия до революции была чуть ли не идеальным государством без всяких противоречий.  При этом революция 1917 года была результатом исторической случайности.

— Как вы относитесь к традиции разделять революционные события на Февраль и Октябрь?

— Современные историки склоняются к концепции Великой или Большой Русской революции 1917 года и воспринимают события этого года как единый революционный процесс. Может быть, это и правильно. Но в общественном восприятии по-прежнему главенствует разделение Февраля и Октября.

— Создаётся ощущение, что общество было не удовлетворено тем, как освещались события столетней давности.

— Марксистский анализ революции уже не удовлетворяет общество, а какого-то новой методики не было создано. Это связано с общим кризисом гуманитарных наук. В нашу эпоху появились большие сомнения в их объяснительной силе.

— А могли бы вы назвать свои самые любимые художественные произведения – как литературные, так и фильмы, — о Революции.

— Мне трудно сказать, потому что я мало перечитываю эти произведения. Но лучшим произведением я считаю «Конармию» Бабеля. На второе место поставил бы «Тихий Дон» Шолохова, хотя уверен , что в этом романе есть и протограф Федора Крюкова, особенно в тех частях, которые посвящены событиям до 1918 года включительно, там даже есть прямые крюковские цитаты. На третье место я бы поставил «Белую гвардию» Булгакова. Причём нужно брать первую редакцию произведения, которую не успели закончить публикацией в СССР в журнале «Россия».

Если брать кино, то самый выдающейся фильм – это «Октябрь» Эйзенштейна, хоть он и устарел. Кроме того, мне субъективно нравится герасимовская экранизация «Тихого Дона». Относительно неплох «Железный поток» Ефима Дзигана. «Комиссар» Александра Аскольдова значительно превосходит свой литературный первоисточник – рассказ Василия Гроссмана. Ещё есть хороший фильм 1985 года «Первая конная» Владимира Любомудрова. Фильм прошёл незамеченным, а зря. Там великолепные батальные сцены, и классическое единство времени и действия в один день соблюдено.

Борис Вадимович Соколов

— Как вы считаете, нужен ли гражданский праздник, чествующий революцию 1917 года?

— Нет, это я думаю, что ни к чему это. Забавный факт, что поляки, чьё изгнание из Кремля празднуют как день Народного Единства 4 ноября, капитулировали на самом деле 7 ноября 1612 года, в день, в который через 305 лет произошла Великая Октябрьская революция. Заменить 7 ноября на 4 ноября – это идея сомнительная. Но как по мне, не нужен ни день народного единства, ни день Великой Октябрьской революции. Если нужно сделать праздник, то можно вспомнить какие-нибудь более значимые для народного сознания даты.

Читать также: 

Рецепция темы революции 1917 года в поэзии 50-60-х годов (Е. Евтушенко, Р. Рождественский, А. Вознесенский)

«Наше политическое восприятие такое же, что и у крестьян столетней давности». Интервью с Ф.А. Гайдой

Интервью брали:

Катерина Мельничук

Сергей Лунёв